Йога Слова-6

Плодоносная сила и кармические энергии речи.  

 

Речь обладает плодоносной силой и создает карму! Плодоносная сила речи несомненна. Один из великих болгарских святых, если не ошибаюсь, Святой Кирилл сказал: «Уста, которые произносят слово, исчезнут, и рука, которая пишет его, превратится в прах. Но слово, изреченное или написанное, пребывает вовеки». В сущности из всех наших деяний на этой земле самые бессмертные, с душою без тления, – наши слова. Они объективные физические символы, которые действуют сквозь века и времена.

Старый жрец Птаххетеп, египтянин, говорил так: «Сердце создает своего господина таким, который слушает, или таким, который не слушает. Если слышимое полезно для слушающего, тогда речь плодотворна». Чья речь плодотворна? Слушающего! Вспомним Девятый знак Единого Учения: «Чистое слово рождается в молчании и соединяет Человека с вечностью». В искусстве ораторской речи первое умение – слушать и вбирать в себя услышанное.

И еще раз вспомним пророка Исайю: «Как дождь и снег нисходит с неба и туда не возвращается, но напояет землю и делает ее способною рождать и произращать, чтобы она давала семя тому, кто сеет, и хлеб тому, кто ест, – так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, – оно  не возвращается ко мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его». Воистину наше богоподобие проявляется и в действии наших слов.

«От плода уст своих человек вкусит добро, а душа преступника – зло».

Так говорит о плодоносной силе слова царь Соломон. И, словно вступив с ним в еще один живой диалог, о том же говорит сквозь века Иисус, сын Сирахов: «Заботы о древе видны в плодах его, так и в слове – помыслы человеческого сердца».

О тяжелой карме, накопленной от наших слов, этот библейский мистик говорит следующее: «Глупец терпит от слова такие же муки, как роженица от младенца. Что стрела, вонзенная в бедро, то же и слово – в сердце глупца».

И далее он завершает этот диалог блестящей каббалистической сентенцией: «Сердце глупого в его устах, а уста мудрого в его сердце».

Речь обладает плодоносной силой, поэтому думайте о каждом слове, как о семени. Скоро, очень скоро вы увидите щедрый урожай, если начнете превращать свои слова в семена.

Зачастую мы забываем два-три слова, брошенные нами в минуту недомыслия или гнева, поскольку не хотим вспоминать моменты своей дисгармонии. Фрейд назвал это «рекой забвения». Что забывается нами наиболее упорно? То, что нам неприятно. Но мы не задумываемся, что окружающие помнят и несут в себе эти вещи.

Ко мне приходили люди, страдавшие из-за нескольких слов, сказанных матерью, дедом, другом… Когда мы наиболее сильно воспринимаем энергию речи другого Человека? Когда это близкий нам Человек. Поскольку мы находимся с ним в резонансе, и наши чувства особенно восприимчивы. Сильнее всего мы чувствительны к словам близкого родственника, близкого друга, Человека, которого хорошо знаем. Значительно слабее воспринимаем, когда нам проповедуют и пытаются нас в чем-то убедить.

Речь не идет о том, что говорил Исайя: «Глас Господен на мне, ибо я пришел проповедовать…». С улыбкой упоминаю о проповедническом инстинкте. Он есть у матерей;  все мы порою проповедническим тоном убеждаем кого-то, что он не прав. В этом нельзя убедить никого. Можно это только показать. Можно создать ситуацию, в которой Человек осознает, что заблуждается. Можно обратиться к его сердцу, рассказав ему, что есть правота. Но никого нельзя убедить словами в его неправоте, поскольку никто не хочет слушать такое. Очень важно это знать. Поэтому дело учителей и просветителей самое трудное. Они должны донести до Человека простую истину о его ошибках, заблуждениях и иллюзиях. Однако человеческая природа такова, что подобные слова чаще бывают отвергнуты. Насколько же тонким должен быть подход к этой природе. Полезно прежде всего говорить Человеку о его достоинствах и о том, что в нем восхищает.

 

Паузы безмолвия в речи.

 

Безмолвие придает нашей речи огромную силу. Коснемся этой темы

глубже.

Небольшая пауза между словами называется элементом безмолвия в речи. Есть безмолвие перед тем, как заговорить, но есть и во время речи. Элемент безмолвия интегрируется двумя способами.

а) Явная пауза между отдельными фразами и мыслями, но не слишком продолжительная, чтоб вас не сочли глупыми.

Это ощутимое для слушателей безмолвие означает взвешиванье того, что вы сказали и того, что собираетесь сказать.

б) Незаметное присутствие безмолвия между отдельными словами. За каждым словом есть маленькая пустота, между тонами есть маленькие пустоты, даже если речь звучит кантиленно.

Осознание этой пустоты есть пауза безмолвия в ораторской речи.

Паузы безмолвия должны возникать естественно – создавайте их, но не молчите мрачно. Не молчите с самодовольным ощущением собственного авторитета.

Осторожность в безмолвии – это мягкая внимательность и молчание, а также восприимчивость, пропитывающая вашу речь, вживляющаяся в нее. Вы говорите, а потом слушаете, но – всем своим существом. И слушая так, получаете способность говорить из утробы своего безмолвия. Слова вырастают из молчания и осторожности.

Так же, как вера, воля, воображение и осторожность составляют кватернер (четыре счисления, действующих в слове), так и у безмолвия есть четыре формы. Плодоносная сила слова – кватернер безмолвия.

По определению – кватернер составляют четыре элемента, отвечающих принципу Имени Божьего, Тетраграмматона. На древнееврейском йод (י) – Божественный дух, хе (ה) – Божественная воля и душа, вау (ו) – Божественная плоть, второе хе (ה) – Божественный плод – Яхве, Божие Имя.По этим четырем элементам распределяем четыре вида пауз, которые возникают в речи.

Как оформляются паузы в ораторской речи? Самые тонкие паузы, которые соответствуют йоду Тетраграмматона, представляют дух пауз и поэтому должны быть наиболее краткими. Самые краткие паузы – это йод, поскольку они подобны самым тонким вибрациям. Слова могут следовать друг за другом очень быстро, но между ними все равно есть очень короткие паузы. Для того и существуют скороговорки – чтобы тренировать артикуляцию. Скороговорку можно произнести правильно только тогда, когда  у вас четкая артикуляция и вы произносите слова очень осмысленно и концентрированно.

Первый вид пауз йод (י) – это паузы между отдельными словами, их следует осознавать. Независимо от того, медленная ли речь, ритмическая, углубленная, или произносится, как скороговорка.

Второй вид пауз хе (ה) – паузы между изречениями. За паузой следует новое изречение. Соответственно это хе – воля. Пауза здесь, должна быть особенно глубоко осознана, поскольку она вынашивает следующее изречение, как утроба. Пауза – это утроба. В учениях всегда сравнивали силу вынашивающей материнской утробы с силой молчания. Из молчания рождается душа. Из материнской утробы рождается младенец. Из пауз рождаются слова.

В паузах между словами у вас есть возможность заменить одно слово другим. В паузах между изречениями – можете заменить одно изречение другим, или пересоставить его. В этом задача! Но мы чаще не думаем – просто болтаем, болтаем. Сознательно делать паузы между изречениями не значит – театрально. Пауза должна являться так же естественно, как течет мысль и речь.

Третий вид пауз. Итак, есть слова, изречения и фразы. Фраза стремится представить целостную, относительно завершенную мысль. За фразой, состоящей из нескольких изречений, следует более продолжительная пауза. Обобщим – третий вид пауз это паузы между отдельными мыслями, фразами, темами или идеями.

Они подобны паузам между отдельными частями музыкального произведения. К примеру, в «Реквиеме» Моцарта между каждой частью есть пауза. Слушатели думают, что, если часть окончена, нужно аплодировать. Но дирижер оборачивается и дает знак: тишина! То есть паузы между мыслями настолько важны. Каждая часть произведения – законченная мысль, которая  в контакте со следующей.

Между ариями есть паузы (как между фразами), а концерт - целостное произведение. В самой арии, исполняемой певцом, есть паузы, когда звучит только рояль или оркестр, – это паузы между изречениями. Это вау (ו) в ораторском искусстве. И – самая «плотная» часть, поскольку в этих паузах мысль материализуется в уме.

Вот почему столь важно умение делать паузы. Нужно освободиться от всякого смущение: вы стоите безмолвно, и люди на мгновение могут подумать, что вам нечего сказать. Но молчание вынашивает силу.

Почему чаще всего театральный монолог заканчивается паузой, или она возникает в самом важном месте? Чтобы в уме аудитории остался момент безмолвия, когда текст начинает работать. Если вы растворяетесь в многословии – скучно слушать.

Четвертый вид пауз – второе хе (ה) – паузы между отдельными разговорами. В этих паузах, как в утробе, вынашивается плод общения, чтобы родиться завтра. Пауза – утроба общения. Сила молчания – женская, приемлющая, вынашивающая сила; речь – имеет мужскую силу. Молчание и речь являют собой акт любви и обмена энергиями.

Напомню, что безмолвие можно сравнить не только с материнской утробой, – это нива, на которой взрастает слово.

 

Целительные качества речи.

 

Речи также присущи мягкость, плавность, напевность. Речь обладает качествами целительного бальзама с обволакивающими и смягчающими свойствами. Почему? Потому что речь – это энергия. Вы можете направить ее к данному Человеку конкретно. Можете немного ее размыть; закрыть под ней аудиторию, словно под крышкой; можете заставить ее течь, шуметь, как ветер, и играть листвою; усыплять, завораживать людей и так далее. Можете отрывисто акцентировать каждое слово, чтоб оно падало, словно золотая монета. (Ведь и слово «гуру» на санскрите означает: тяжелый, золотой…). Но перед всеми этими возможностями – обволакивающее качество.

Человек, который общается с вами, должен чувствовать, что вы окутываете его теплотой. «Одел меня в ризы спасения, в мантию правды»…И если это сказано о взаимоотношениях между Богом и пророком, то вам следует думать, что ткете из своих слов мантию правды и ризы спасения. Вы очищаете и возвышаете своими словами людей – поднимаете их ступень за ступенью. Это удивительно аутентичное учение! Хазрат Инаян Хан говорит: «Главный объект практики суфия – его речь. Хроматично понижая или повышая плавно тональность, он перенастраивает внимание своего собеседника к данным вибрациям».

Нужно учиться видеть и визуализировать слова как потоки огня, розовой пены, пурпурного или  розового света, которые мы распространяем в пространстве. Пурпурный цвет, подобный восходящему солнцу, – цвет самого плотного энергетического тела – эфирного, которое связывает физическое и астральное тело. Розовый же свет, окутывающий собеседников, есть зримое выражение более тонких целительных энергий речи.

Следуют качества окутывания, обволакивания, смягчения, мягкости, плавности, пластичности – первые качества, над которыми нужно размышлять, если вы хотите овладеть магической речью. Поток, который визуализируем  изливающимся из наших уст в виде мягкого розового, обволакивающего бальзама, обладает качествами тепла, любящей доброты, искренности, мягкости, плавности. Он льется независимо от того, делаете ли вы чуть большие паузы для осмысливанья, или слова нанизываются, как драгоценные камни, которые лишь слегка «постукивают» друг о друга. Качества целительной речи подразумевают, что слова обращены к сердцам людей, которые вас слушают.

Многие люди используют специальную терминологию, чтобы их речь выглядела умнее. Если вы откроете и мою увесистую книгу «Священная терапевтика» (до сих пор удивляюсь, как я написал такой объем), увидите немало терминов. Вопрос, однако, не в наличии или отсутствии умных слов. Важно, чем они проникнуты и что – за ними. Или мы видим всего лишь словесные конструкции – умничанье ради умничанья.

С группой людей из нашей Школы в Страсбурге мы отправились к водопадам в германском Шварцвальде. С нами был и один ученый физик. В течение всей поездки он все спорил, спорил, спорил… Спрашивал, в каких научных журналах опубликовано то, что я рассказывал. Я мягко обращался к нему, а он ежился: «Вы пытаетесь меня чему-то научить?!» Я мог ответить только: «Ну что Вы, это пока бессмысленно». Он с таким энтузиазмом пытался доказать, что духовные учения научно не обоснованны, что охрип и почти потерял голос. Объяснил, что не может так долго говорить на открытом воздухе. «Тогда не говорите», – ответил я, дал ему леденец для смягчения горла и показал одну дыхательную практику. Но смысл этого случая вот в чем. Моей задачей было как раз избегать спора. Некоторые вещи легко могли быть доказаны, однако ничего нельзя доказать Человеку, который недвусмысленно настроен агрессивно. Поэтому – агрессии вы можете противопоставить только мягкость и улыбку. Улыбка может стать слегка ироничной, но не злобной. Есть такое понятие – мягкая ирония. Когда встречаете «воинствующего материалиста», улыбайтесь с мягкой иронией. Спором не добьетесь ничего.

 

Плотность, вес, блеск и цена слова.

 

В народе говорят: «Человек, слово которого имеет вес». Или: «Золотое слово». Что значит плотность слова? В искусстве академического пения плотность – это особенность тембра голоса, когда звук густой, с наполненным обертоном, проявленный и в правильной позиции. Однако в энергии речи плотность есть смысловая насыщенность. Вы можете сказать одно слово, имеющее глубокий смысл, например – «слово». По энергии это слово очень плотное. «В начале было Слово». Если я хочу расширить энергию – скажу: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Это плотность слова. Вы должны ее ощущать. Ваше слово должно жить своей собственной жизнью. Из уст ваших являются не звуки, а живые существа; и они продолжают жить после вас, оставляют след – написанный, высказанный, прозвучавший.

Слово обладает двумя видами блеска. Один – физический, и он представляет вибрацию, с которой произносится слово. Блеск слова в физической вибрации – это отзвук высокого обертона в каждом тоне вашей речи. Вы можете сказать: «А», и в слове «А» есть средний резонанс, низкий и высокий. Блеск происходит от озвучиванья высоких обертонов.

Есть и энергетический блеск, который проявляется в самом тонком содержании слова. Как? Например, слово «слово» может быть распознано как данное Человеком слово, как слово вообще, как произнесенная речь, как слово природы или Слово Божье… И высший блеск слова зависит от того, насколько глубоко вы понимаете его духовное содержание. Когда я произношу слово «блеск», обертон высок, поскольку есть понятие блеска – блестящий (скажем, блестящая машина), но есть и понятие: духовный отблеск. «Отблеск Славы Вседержителя». Это духовная искра.

Если эти два вида блеска соединяются, блеск физического резонанса  и блеск хорошо осознанной духовной реальности слова, то оно начинает священнодействовать сразу, едва произнесенное.

Но у некоторых слов нет блеска. Они могут быть сравнены с жабами, выпрыгивающими изо рта. Все мы помним сказку, в которой волшебник заколдовал лжеца – и любая ложь или обидное слово сказанное им, превращалось в жабу… Велика мудрость этой сказки. Поскольку в ней показана плотная, материальная энергия слов, показано, что у них есть своя жизнь.

 

Энергетическое наполнение, или вибрация слова.

 

Каждое слово обладает энергетическим наполнением, или вибрацией. Внутренняя вибрация – это идея, мысль, чувство, которые организованы по ключу кватернера (или кватернера с пятым элементом – любовью), а внешняя – есть звук, что несет слово. Насыщенность трех-четырех слов может быть столь велика, что другие слова становятся излишними. Три-четыре слова могут содержать в себе мощь, способную изменить мир.

Нам воистину следует думать о своих словах как о чем-то бескрайне ценном в сокровищнице сердца. При этом нельзя раздать все, чем обладаем, сразу – дорога, возможно, предстоит дальняя. Есть два типа людей, следующих духовным путем. Одни – так сказать, спринтеры, бегуны на короткие дистанции. Они прилагают быстро большие усилия, нередко многого добиваются и перегорают, поскольку для достижения результата отдали все силы души, использовали весь свой жизненный потенциал. Другие также реализуют богомильскую формулу «Сгори, чтобы светить», но горят медленно и постоянно.

То есть и йога речи – прежде всего искусство дозировки. Наблюдательный ум следит за потоком, дозирует его. Физическая вибрация слова в первую очередь определяется внутренней. Какую вибрацию представляют вера, воля, воображение? Внутреннюю, поскольку вы не сумеете выразить веру в форме звука.

У вас может не быть великолепного голоса или точных познаний, как следует артикулировать и куда направлять воздушный столб, но если овладеете внутренними элементами – наблюдательностью, осторожностью, воображением, любовью, – то внешняя вибрация будет следовать за внутренней.

У слова есть свой источник, откуда оно вытекает. И в качестве такого источника следует распознавать сердце. Вы слышали многократно: «Сердце говорит сердцу», «Душа моя говорит с сердцем», «Эти слова говорят моему сердцу многое»… Чистое слово вытекает, струится, ведет нас… На одном уровне – речь зарождается в высших сферах ума и духа как поток света, который нисходит к сердцу. С другой стороны – она зарождается в сердце как чувство, которое должно быть выговорено. Поток света сверху и чувство, поднимающееся из сердца, встречаются в горловом центре и проявляются через него.

Так по сути речь имеет три источника. Один источник – это ум мудрости в самом духе – дух, ум, идея, сознание. Там является идея: почему нужно говорить, что именно и кому. Воображение осмысливает идею, которая приходит в виде образа, в виде знания, что есть предмет, о котором нужно говорить. В сердце – второй источник, от которого рождается желание говорить – «Вот, утроба моя, как вино неоткрытое». Это ощущение бескрайнего объема силы, знания, мудрости – потенциала, который должен быть разделен с другими людьми и выговорен. И третий источник – дыхание.

Три источника – ментальный, астральный и физический, находящийся в легких. В организации речи в качестве источников участвуют эпифиз, через который изъявляет себя идея; гипофиз на физическом уровне, где идее придается форма; сердце, которое, как утроба, вынашивает идею; легкие с опорой в диафрагме, которые уплотняют совместный продукт духа и души, материализуя несущий этот продукт поток дыхания. Но источник дыхания не в легких. Поскольку не все наше дыхание может быть координировано – есть и другое дыхание, о котором равви Шимон Бен Йохай сказал: «И это дыхание, когда пробуждается оно, тогда превращается в престол для покоящегося на нем дыхания, и сие есть тайна многих тайн».

Мы думаем о своей речи также как о не пересыхающем потоке блага, который струится из сердца.Мы верим, знаем и уповаем, что наши слова истины и мудрости никогда не иссякают. Что в нужный момент сердце само рождает мудрость и само преодолевает опасения, боль, боязнь чьих-то оценок; освобождает этот поток не иссякающего блага, который льется точно туда, куда необходимо. Самый глубокий источник речи – именно ум мудрости, отраженный в сердце.

От медитативного внимания рождается освобождение любящей доброты. Мы омываем людей в нашей речи, окутываем их облаком благовоний наших слов. Задача осознать свою речь потоком блага, вытекающим как из ума нашей мудрости, так и из сердца, дает нам и определенный взгляд на слово. Мы видим, что речь, независимо от ее экспансивности, большей эмоциональности, сдержанности или медитативности, является потоком не иссякающего блага. Осознаем, что всегда находимся в контакте с энергией блага. Осознаем, что у нас всегда есть достаточно любви, чтобы проявить ее и дать людям. Запасы ее никогда не обеднеют, поскольку любовь – вечный источник в нас самих. И праведное слово раскрывает энергию любви сильнее всего.

Не нужно быть экспансивными, но говорите – сердцем! Говорите своим сердцем. Человек накапливает отрицательную карму, впадает в заблуждения и ужас, потому что захлопывает двери сердца, отказывается и принимать, и давать, и делиться. Отказывается от самого духа блага, хотя у этого Человека формально могут быть многие правильные мотивации и соображения. Но по существу, если сердце закрыто, –  какая польза?! Какая польза, если знаю тысячи вещей, но любви дать не могу? Очень важный вопрос!

Храм слова.

 

Это памятование о физическом храме слова, где оно обретает форму. Внутренний «купол» этого храма – голова. Голова, которую носим на плечах. В гортани слово оживает, звучит, резонирует, и мы слышим его  являющимся из храма сквозь двери –  наш рот. А жрец в храме – язык. «Из сердца моего излилось благое слово; я говорю, язык мой – трость скорописца».Седьмое памятование позволяет нам распознавать свою голову как храм, где священнодействуют звук и язык. Горло и нос, трахея и легкие придают дыханию форму. Сквозь них проходит воздух, давая жизнь нашему слову. Безмолвие и осторожность дозируют речь.

/Зор Алеф/

* Публикация книги в рассылке проводится по согласованию с Зором Алефом. Книга не предназначена для свободного размещения в Интернете. Пожалуйста, соблюдайте авторские права.

Предыдущие главы из книги здесь:

 

Первая:

http://alfa-trening.ru/1/yoga-slova-1

Вторая:

http://alfa-trening.ru/1/yoga-slova-2

 Третья:

http://alfa-trening.ru/1/yoga-slova-3

 Четвертая:

http://alfa-trening.ru/1/yoga-slova-4

Пятая:

http://alfa-trening.ru/1/yoga-slova-5

 


Если статья была важной, полезной или интересной - поставьте ей оценку!
Нужно нажать на одну из пяти звёздочек!
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Проголосовало: 13, средняя оценка: 4,38 из 5)
Загрузка...
***
Если Вы состоите в какой-либо социальной сети - поделитесь этой страницей со своими друзьями, нажав на соответствующую кнопку!

Написать комментарий